Настоящий фотограф должен стремиться раскрыть внутренний мир фотографируемого человека, в этом и есть смысл искусства фотопортрета. Здесь надо быть немножко художником, немножко – психологом. Художником – для того, чтобы поймать свет дневной, психологом – чтобы поймать свет душевный. Но главное — никогда не быть системным администратором, который системно администрирует (заодно и фотографирует), как повернуть голову, куда направить взгляд, каким образом сложить руки. Мне всегда было интересно понять, что представляли и чувствовали великие Леонардо да Винчи, Рембрандт или, например, Рубенс, создавая «Мона Лизу», «Данаю» и «Соломенную шляпку». Какие приемы они использовали, чтобы так точно передать всю энергетику своих натур? Сами ли придумывали персонажу настроение или искали это настроение в его сердце? Полагаю, ни я, ни кто-либо еще об этом уже никогда не узнаем. И, наверное, к лучшему. Ведь интересно самому познать, как во взоре передать мысль, а в движении расыть буйство молодости или тайну целомудрия. Для меня портретная фотосъемка –  философия, которую я пытаюсь пересказать в кадре. Это непросто. Зачастую приходится сделать десятки снимков, прежде чем удается добраться до истины. Но тем больше удовольствия получаешь от работы, и тем больше радости она приносит людям.